«Большой город – это зона больших страданий…» — Олег Самохвалов

Накануне празднования 473-й годовщины Рени мы взяли интервью с жителем Киева, который 35 лет работал в городе на Дунае: история в лицах.

В какие бы уголки Украины, за рубеж не забросила судьба жителей города Рени, они держат связь со своей малой родной. Один из них – Олег Павлович Самохвалов, который работал в городе на Дунае 35 лет, а в последние 12 лет живет в Киеве с дочерью, известной с в столице журналисткой Ланой Самохваловой (Мищенко).

Недавно, будучи в столице, мы зашли в гости к бывшей ренийской семье. На сей раз с дунайской селедкой, овечьей брынзой и вином – чтобы вспомнить запахи и вкусы любимой Бессарабии.

— Работая в учреждении, которое сейчас не существует, в райкоме партии, мы много занимались историей города, — вспоминает Олег Павлович. — Помню, например, две научные конференции с участием историков из Бухареста, Киева, которые прошли на базе Ренийского музея. Их инициатором был Валерий Кожокару, которого мы все помним. Мы детально обсуждали разные периоды истории нашего города и края, эти конференции тогда очень обогатили всех историков нашего города. Думаю, такие научные форумы стоит продолжать.

-Олег Павлович, история города сплетается из судеб людей. Вы приехали в Рени в 1973 году, в период расцвета…

— Среди организаторов строительств города — мощная фигура начальника Ренийского порта Виктора Михайловича Шелеста: спорткомплекс, жилой микрорайон – его заслуга. Он имел огромный авторитет и за рубежом. Вообще я начинал работать в Рени грузчиком на МЧ-3, где мы всё на животе таскали. А в порту в то время уже начали получать японские электропогрузчики «Тойоты» – какое это было событие для докеров! Совершенствовались технологические процессы погрузки и разгрузки. Орден Ленина в те годы не просто так давали, но в нашем порту были орденоносцы — Щерба, Боярский, Корнеев – эти фамилии врезались в память.

Я вспоминаю главврача нашего района Антона Ивановича Ланецкого – как он пробивал строительство больницы! Сколько мотался в Одессу, чтобы нас включили в план строительства, как средства выбивал. Быть бы ему секретарем райкома – он бы такие импульсы подавал для развития города!

-Антону Ивановичу впоследствии было присвоено звание Почетного гражданина города Рени, как и Виктору Михайловичу Шелесту.

— И это правильно. Еще я всегда вспоминаю Михаила Георгиевича Катаной. Чета Катаной в культуре сыграла большую роль в том, что дала новый импульс развития молдавской культуры. Михаил Георгиевич был прекрасный трубач. Помню, я ходил два раза в неделю ранним утром в спортзал – мы играли в волейбол. А Катаной  приходил рано, чтобы поиграть на трубе, голос которой был слышен во всем Доме культуры – это было незабываемо.

Всегда сверкала своим талантом Мария Георгиевна Катаной. Она и сейчас выступает на сцене, я ее в ее группе состою, мы на связи. Пишу отзывы и комментарии по поводу культурных событий: она попросила, а я принимаю ее просьбу, как указание секретаря райкома (смеется).

Очень теплые связи у нас с Марией Ивановной Стою, она была завучем Плавнинской школы, а сейчас очень активный блогер, делает столько интересных материалов по селу, рассказывает о людях. Мы сотрудничаем уже несколько лет.

Мой друг до сих пор Илья Леонтьевич Базаджи, главбух совхоза «Победа». Я бывал у него на политзанятиях, он был пропагандистом и владел колоссальными философскими знаниями. Он простыми словами доносил до мужичков, которые приходили после трудового дня на лекции, марксистско-ленинские постулаты. Навыки пропагандиста помогали ему в командировках в Киев, где он в тресте всегда мог отстоять свою точку зрения, интересы своего хозяйства. Будучи на пенсии, Илья Леонтьевич иногда приезжает в Киев к детям и заходит ко мне в гости, чему я очень разд.

— У меня интересные связи с Ниной Ивановной Дейнека из Котловины, которая в  последнее время занимается школьным музеем. Я ее познакомил с директором музея села Этулии (до приезда в Рени я там работал директором школы) Софьей  Панчевой, теперь они обмениваются опытом работы. Мы на связи с краеведом Михаилом Константиновичем Салабашом, который внес колоссальный вклад в изучение истории нашего края, восстановил множество забытых страниц.

Я дружен сейчас с бывшим председателем Ренийского райсовета Иваном Георгиевичем Каравасили, который живет под Кишиневом: по воскресеньям мы выходим на связь, он рассказывает о делах в Молдове, а я о том, как живет Украина, мы делимся впечатлениями. Иван Георгиевич, к слову, выписывает и читает «Ренийский вестник» — и следит за событиями дома. Он остается патриотом Украины и своей малой родины.

-Какая богатая у Вас жизнь! Но время беспощадно, наверное, многих из Ваших соратников уже нет среди нас…

— Да, но я всегда добрым словом вспоминаю Дмитрия Кирилловича Кокош секретаря парткома из Новосельского, секретаря парткома колхоза «Октябрь» Василия Николаевича Хаджиу, управляющего сельхозтехникой Бориса Николаевича Тютюнника — эти люди очень болели за район. Уверен, что многие помнят секретаря парткома порта Алексея Семеновича Семенова, он, к слову, чуваш был по национальности. Я был дружен с Дмитрием Георгиевичем Митишом, председателем колхоза «Коммунист».

В кругу истинных интеллигентов города был человек с энциклопедическими знаниями директор СШ №4 Г.П. Вайсберг. А вот Греков А.И.  памятен тем, что в 1933 году открыл городскую электростанцию. А кто же не помнит Михаила Степановича Романова!.. Если бы вы мне дали возможность, я бы назвал еще немало легендарных людей, которые внесли свой вклад в развитие города Рени.

-Какие воспоминания о жизни в Рени самые яркие?

— Чествования механизаторов по итогам жатвы. В торжественной обстановке первый секретарь вручал им грамоты и премии, хотя деньги выделяли колхозы. Разве можно забыть майские и октябрьские парады. Лучше всего готовился к ним рыбоколхоз имени Чапаева: председатель колхоза в день утром праздника выкатывал бочку вина, рыбаки выпивали по 3-4 стаканчика, брали транспаранты, портреты и шли на парад. Однажды инструктор подходит и спрашивает рыбака: «Ты чей портрет несешь?», а тот отвечает: «А чет его знает, какой-то липован». А это был Карл Маркс. Вот до чего доходит, когда человек не посещает систему партийной учебы (смеется).

Красиво всегда отмечали день портовика, готовились, особенно коллектив Клуб моряков под руководством Третяка. Это был центр культуры в городе Рени, где каждый мог найти занятие по душе.

-Олег Павлович, Вы русскоязычный человек, а попали в такой многоголосый край: как адаптировались?

— В 1944 году я попал в Болград, где мой отец, в прошлом кавалерист, возглавлял объединенный военкомат. И уже через год я говорил на болгарском. Сичко разбирам по-български. Не могу сказать, что овладел молдавским, хотя учился и работал в Молдавии 11 лет. Кстати, я помню, как в 1944 году – отец меня брал в Рени – из Румынии гнали стада скота. Животных сортировали, послабее оставляли здесь, а остальных гнали дальше.

-Если бы Вы приехали в Рени сейчас, куда бы, к кому бы в первую очередь пошли?

— Я бы преклонил колени перед могилами своей мамочки и папы, которые похоронены в Рени. Я бы встретился с теми людьми, которые до сих пор мне звонят, поздравляют с праздниками, с днями рождения. Я бы непременно зашел в Ренийскую гимназию и Ренийский лицей, где работал психологом после того, как «разошелся» с первым секретарем райкома Вербецким. И, конечно, я бы вновь прошелся по берегу нашего могучего Дуная. Водная масса Днепра не идет ни в какое сравнение с могучим потоком дунайской воды, который идет через весь континент, и ты дышишь этим насыщенным воздухом…

-Я знаю, что переезд из провинциального городка в столицу дался Вам нелегко, что было самым сложным?

— Это многолюдие, которое я не принимаю. Большой город – это зона больших страданий и мучений. Вы себе это запишите. Это мое убеждение. Я из-за этого потерял главное сокровище – раньше времени ушла моя Верочка. Мы живем на Оболони, этот микрорайон считается спальным, но и здесь такая загазованность воздуха, что невозможно открыть окно, особенно в час-пик, когда ползут, если не стоят в заторе, сотни и сотни машин.

-Но ведь у жизни в столице есть свои преимущества. Можно, например, посещать театры.

— В опере три-четыре раза был. Знаете, когда я был штатным лектором и нас ежегодно собирал в Киеве Леонид Макарович Кравчук (он в ЦК отвечал за работу лекторских групп), за неделю командировки я успевал увидеть гораздо больше. Конечно, сейчас сказывается возраст…

-Но вас радуют дети и внуки.

— Конечно. Живу с дочерью, она работает в «Укринформе», Ланочка получила звание Заслуженного журналиста Украины. Сын Всеволод – доктор наук, работает за рубежом. Первую диссертацию он защитил в Греции, вторую в Кембридже. В этом году стал студентом киевского вуза мой внук Иван.

-Говорят, великое видно на расстоянии: что бы Вы отметили в жизни Ренийской громады сегодня?

— Множество комплиментов – Лиманскому Дому культуры! Какие они молодцы, какие  прекрасные создали ансамбли на основе этнографических подходов! Какие красивые у них национальные костюмы!

-Выходит, пандемия дала некоторые плюсы: творческие коллективы выступают в режиме онлайн.

— Да, и поэтому я имею возможность их видеть даже из Киева. Я очень рад тому, что заместителем мэра стал Иван Алексеевич Стадников, с которым я поддерживаю связь. Этот человек не по долгу службы, а по зову сердца очень много делал и делает для жителей Ренийской громады. Несмотря на кризисную ситуацию в стране, нынешняя власть проводит в Рени большую работу по благоустройству, город облагораживается, и я этому искренне рад!

Антонина БОНДАРЕВА

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *