«Хирург должен уметь концентрироваться» – Сергей Балабан

Он родился в известной в городе учительской семье, но свою жизнь решил связать с медициной.

Молодого заведующего отделением хирургии в нашем городе и районе хорошо знают. Сергей Николаевич родился в городе Рени в известной и уважаемой семье учителей: его отец Николай Николаевич долгое время был директором второй школы, а мама Анна Ивановна в этой же школе преподавала химию, была учителем-методистом. Именно мама, как химик-биолог, помогла сыну, золотому медалисту, достойно подготовиться к поступлению в Одесский государственный медицинский институт.

— Сергей Николаевич, вы воспитывались в семье учителей, однако по стопам родителей не пошли, выбрав профессию врача и став хирургом. Почему?

— Еще в детстве она ассоциировалась у меня с образом хирурга. И со временем я всё отчетливее стал понимать, что хирургия – это та профессия, где можно радикально помочь. Возьмем, например, прободную язву: прооперировали пациента, который был при смерти, и он выздоровел. Или острый аппендицит и многие другие патологии, где может помочь только оперативное вмешательство. То есть в хирургии сразу виден результат. Родители поддержали мое решение стать врачом, но поступить в вуз было очень сложно.

– Золотая медаль давала какие-то преимущества?

– С золотыми медалями были все абитуриенты, многие даже являлись победителями всеукраинских олимпиад. Это был очень высокий уровень подготовки, поэтому отбор шел очень жестко. И вот в 1993 году я стал студентом медицинского факультета, прежде он назывался лечебным. После шести лет учебы, с 1999 года, прошел интернатуру.

— Учеба давалась легко или гранит медицинской науки, наоборот, оказался очень твердым?

– Учиться, скажу откровенно, было очень тяжело, хотя я имел хорошую подготовку. Нагрузки очень большие, приходилось осваивать огромный объем информации. Особенно первые три курса. Я поначалу с трудом представлял, как можно всё это усвоить. Поэтому если кто-то скажет, что в мединституте легко учиться – не верьте, это неправда. К тому же, тогда не было интернета, приходилось делать много конспектов. Базовые предметы – гистология, анатомия, биохимия, физиология – очень сложные. В особенности гистология.

– Во время учебы вы уже знали, что будете именно хирургом?

– Я с самого поступления мечтал об этом, но не знал, получится ли. В том смысле, что не все получают ту специальность, которую хотят.

– А от чего это зависит?

– В мое время это зависело от распределения. Как сейчас, признаться, не знаю.

– Где проходили интернатуру?

– В Ренийской ЦРБ и в Одесской областной больнице.

– Когда получили диплом и начали практиковать, ваши детские, юношеские представления о профессии врача изменились?

– Я имел очень небольшое представление о работе врача. То, что показывают по телевизору, в сериалах, и то, с чем сталкиваешься в жизни – это абсолютно разные вещи. Вызывает сожаление, что в последнее время на экране нередко создаются негативные образы врачей. Надо понимать, что профессия врача, в частности, хирурга, не предполагает хождение в чистой рубашке, белом халате и с чистыми руками. Это еще и кровь, боль и страдания пациентов и огромная ответственность.

– Крови вы никогда не боялись?

– Нет, не боялся. Но волнение на первых этапах присуще любому начинающему врачу.

– Сергей Николаевич, помните свою первую операцию, которую вы провели? Какие были эмоции?

– Конечно, помню. Я тогда еще был интерном. Особенных эмоций не возникло, так как до этого я многократно ассистировал на операциях Виорелу Федоровичу Дулуоглу, Виктору Афанасьевичу Митриеву, Александру Витальевичу Сироте. Можно сказать, что в период, когда проходил интернатуру, в 90% всех проводившихся операций ассистентом был я.

– Что, на ваш взгляд, главное в хирурге, какими качествами он должен обладать?

– Быть сдержанным. Способным руководить своими эмоциями, умением сконцентрироваться.

– Можете вспомнить какой-нибудь яркий случай из своей практики?

– Самые запоминающиеся случаи связаны с массовым поступлением нуждающихся в неотложной хирургической помощи, то есть когда одновременно привозят несколько человек,– например, после ДТП, и к этому всегда надо быть готовым. Особенно если пострадавшие находятся в тяжелом состоянии, а у врача очень мало времени, чтобы принять правильное решение, как действовать.

Таких эпизодов в моей практике было много, но на всю жизнь запомнилась страшная трагедия в нашем городе в июне 2000 года – расстрел на дискотеке. До этого такое большое количество пострадавших с огнестрельными ранениями я видел разве что в кино, и на меня это произвело огромное впечатление. В таких случаях задача хирурга не столько извлечь пулю, сколько восстановить поврежденные органы, ведь исцеление наступает не от самого факта извлечения пули. Я тогда ассистировал Вячеславу Кирилловичу Верхуше, он сейчас живет и работает в Намибии. Мы работали двумя бригадами, нам еще бригада хирургов из Измаила помогала.

– Какими бы ни были крепкими нервы у хирурга, такие трагические случаи, конечно, впечатляют и запоминаются надолго…

–- Когда человек на фоне полного здоровья вдруг становится инвалидом, например, после ДТП или несчастного случая – это самое страшное. Мы все люди, и испытываем такие же чувства, как и все, и точно так же пропускаем через себя человеческую трагедию. Со стороны может казаться, что нам легко, но отпечаток после каждого тяжелого случая остается.

– Что, на ваш взгляд, самое тяжелое в работе хирурга?

– Ненормированный рабочий день и вызовы по ночам, невозможность спланировать личное время даже на ближайшую перспективу. То есть тяжела не столько работа сама по себе, сколько то, что ее надо выполнять, например, в выходные.

– Как восстанавливаетесь после проведенных операций?

– Иногда и не получается восстановиться, так как один рабочий день нередко плавно перетекает в следующий. В последнее время стараюсь чаще заниматься спортом и больше общаться с друзьями, это помогает переключиться, отвлечься.

– Болезнь легче предупредить, чем лечить ее – это золотой девиз медицины, и многие наши врачи выступают на страницах районной газеты «Ренийский вестник» с рекомендациями по профилактике. Что в этом плане могут посоветовать хирурги?

– В каждом случае важна своевременная диагностика. Например, при многих заболеваниях желудочно-кишечного тракта оперативного вмешательства можно избежать, если выявить болезнь на ранних стадиях и лечить ее, придерживаться рекомендаций по правильному питанию и диете. Но есть и такие заболевания – например, аппендицит – развитие которых невозможно предупредить. Работающие люди медицинский осмотр обычно проходят раз в год. Я бы порекомендовал регулярно обследоваться всем, чтобы своевременно выявлять любые патологии, вне зависимости от того хирургическими они окажутся или нет.

– Сергей Николаевич, расскажите, пожалуйста, о коллективе хирургического отделения. Насколько мне известно, он, как и в других подразделениях ЦРБ, преимущественно женский.

– Когда мы перешли сюда, в бывшую портовую больницу, нас было 42 человека. Сейчас в нашем коллективе, очень дружном, ответственном и преимущественно молодом, работают 28 человек, из которых мужчин только двое: я и Александр Витальевич Сирота. Хотелось бы назвать старшую медсестру Марианну Георгиевну Кокалко, операционных медсестер Светлану Васильевну Слободяник, Лилию Ивановну Рожко. Они работают, что называется, по звонку. Независимо от времени суток, праздник не праздник, если надо – они на работе, как говорится, на боевом посту. Не могу не сказать о том, что за последние два года мы потеряли наших старших коллег, наших учителей, которых мы будем помнить всегда – это Виктор Афанасьевич Митриев и Виорел Федорович Дулуоглу. Когда нас было четверо, было чуть легче, а сейчас даже в отпуск уйти проблема.

– Вашего отделения коснулась пресловутая оптимизация?

– В 2016 году мы сократились на 10 коек, и теперь у нас 40 коек: 20 непосредственно в хирургии и 20 в травматологии. Многие, может, не знают, но в нашем отделении осуществляется оперативное лечение острых хирургических патологий в полном объеме. За исключением отдельных случаев, когда пациент настолько тяжел, что нуждается в госпитализации в областную больницу. Всё остальное мы лечим здесь, на месте.

– Сергей Николаевич, и в завершение нашей беседы несколько слов о вашей семье.

– Родителей, к сожалению, уже нет в живых. Я женат, у меня двое детей, дочке 14 лет, сыну – 8.

– Что вы можете пожелать нашим читателям?

– Прежде всего, конечно, здоровья. Берегите себя и своих близких и не теряйте оптимизма.

Николай ГРИГОРАШ

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *