«Я каждое утро, рискуя жизнью, носила пленным еду» – Лидия Попкова

Едва рассветало, 14-летняя Лида выходила на улицу с ведром якобы за водой, но на самом деле несла в нем хлеб для пленных советских солдат.

Лидия Васильевна Попкова (в девичестве Свидерская) проработала в районном Доме культуры костюмером и билетером целых 53 года. За эти полвека она не пропустила практически ни одного проводимого в ДК мероприятия, а если когда-то и отсутствовала, то по очень уважительной причине. «Молодежь мне даже завидовала, – улыбнулась она. – В шутку, конечно. Говорили: «Тетя Лида, вы не пропускаете ни одной дискотеки».

В этом году Лидии Васильевне исполнилось 88 лет. Она уже давно на пенсии. Во время нашей встречи она вспомнила, как ее семья в 1944 году, когда еще продолжалась Вторая Мировая война, с огромным риском для себя прятала от фашистов троих бежавших из концлагеря советских военнопленных.

Каждое утро худенькая 14-летняя Лида, вскинув коромысло на острое плечико, выходила на улицу с ведром, на дно которого мама Мария Ефимовна укладывала каравашек хлеба, помидоры, яблоки. У колодца, как всегда в эту пору, стояли кучкой женщины, девчата. Они понимающе смотрели на Лиду, когда та, как бы невзначай, проходила у самого забора. Вот часовой повернулся, пошел назад. Лида воспользовалась моментом, пока он не смотрел, и за забор полетел сверток с едой для пленных. Власовец обернулся, но ничего подозрительного не заметил. Женщины по-прежнему стояли у колодца…

26 лет спустя военнопленные и их спасители вновь встретились: они специально приехали в Рени, чтобы увидеться. «Придунайская искра» написала об этой памятной встрече в номере за 22 августа 1970 года…

Л. В. Попкова очень хорошо помнит и голодные 1946—1947 годы. Они были очень засушливые, тогда на полях ничего не уродилось. Женщина рассказывает, как шли на Бужорку, где во время войны немцы расстреляли евреев, и собирали там какое-то растение, названия которого она вспомнить не смогла. Дома снимали с этих кустиков семечки и перемалывали их через жернова в крупу. Затем смешивали с пшеницей, небольшие запасы которой в доме имелись. Потом из этой смеси варили некое подобие каши, напоминавшее пойло для свиней. И ели.

– В то время отец Василий Владимирович уже работал в порту грузчиком и ему давали паек – 400 граммов черного хлеба, а на детей по 300 граммов. Папа распределял эту норму на целый день. Хлеб мы ели с этой кашей. Никакой другой еды в доме не было, так как, чтобы держать живность, ее надо было чем-то кормить, а мы сами не имели, что кушать.

Моя собеседница рассказывает, что от голода в Рени мучилось и умерло большое количество людей. Многие лежали прямо на улицах – опухшие, обессиленные и еле слышно постанывали. Положение усугублялось еще тем, что в те голодные годы бушевал тиф.

На снимке: Лидия Васильевна Попкова (крайняя слева) с родителями и одним из спасенных ею военнопленных (третий справа). Крайний справа — журналист «Придунайской искры» Юрий Половинкин, автор очерка о подвиге 14-летней ренийской девочки.

Николай ГРИГОРАШ

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *