«Я против того, чтобы земля становилась товаром!» – Иван Кобзаренко

Иван Кобзаренко – единственный фермер в Ренийском районе, который летает на дельтаплане, играет на гармошке и живет в спартанских условиях.

Иван Кобзаренко в дополнительном представлении не нуждается. Его в нашем районе хорошо знают, и прежде всего как одного из основоположников фермерского движения в Котловине. Однако наш сегодняшний разговор будет с ним не только как с аграрием, но и как с депутатом.

– Ваше избрание в районный совет – это первый опыт депутатской деятельности? Или до этого вы куда-то уже избирались?

– Я один раз был депутатом Котловинского сельского совета, а с 2006 года, когда Дмитрий Николаевич Каранфил стал головой села, являюсь членом сельисполкома.

– Какую политическую силу вы представляете в райсовете? Почему остановили свой выбор именно на ней?

– Честно говоря, я надеялся, что мне предложит баллотироваться от нашей «афганской» партии председатель районной организации воинов-интернационалистов Олег Чилакчи. Но он молчал, а предложил Илья Дмитриевич Келиогло, от Народной партии, и я согласился. В партийном списке я был третьим.

– С какими предвыборными обещаниями вы шли на выборы, и что из намеченного удалось сделать?

– Я не вел предвыборных собраний и ничего не обещал, но старался быть честным. После выборов имею в виду. Люди голосовали за партийный список, и за меня в том числе. Избиратели не только читают название той или иной политической силы, но и смотрят на фамилии кандидатов.

– Вы, что называется, человек от земли, фермер – кстати, один из первых в нашем районе, и наверняка очень занятый человек. Как получается у вас находить время и переключать свое внимание на депутатскую работу?

– Как депутат районного совета, как член бюджетной комиссии района, я должен постоянно, в рабочем порядке (без пафоса и саморекламы) закладывать средства на социальное развитие района (что я и делаю) и в первую очередь села – за город лоббистов хватает! Как депутат и фермер в одном лице – показывать пример другим коллегам-фермерам!

Как фермер, я обязан во время платить пайщикам арендную плату за землю по договору аренды, как принято в селе, и если есть свободные средства – оплатить за простых людей техдокументацию на багару и орошение, помогать принимать наследство после умерших. Без этого невозможны договоры аренды, а без них бизнес-план строить невозможно и в бюджете никогда денег не хватит! Трудное положение людей на селе и моих пайщиков в том числе заставляет постоянно держать в резерве на складе до 150 тонн пшеницы и на кредитной карточке наличные средства на случай всяких форс-мажорных обстоятельств. Как фермер, я в первую очередь должен платить не земельный налог, который в 2 раза меньше, а фиксированный сельхозналог за реально обрабатываемые арендованные площади, который на 85 процентов поступает в сельский бюджет!

И если у меня после всего остаются финансы, по мере необходимости мной оказывается  благотворительная спонсорская помощь социальным объектам села. К слову сказать, подъемный кран, который не стоит 2 копейки, имеет в селе только наше хозяйство и за год мы работали на 4-х объектах Котловины совершенно бесплатно. О других наших спонсорских делах было много сказано и на сходе села членами исполкома Котловинского сельского совета! Ни одно общественное и частное мероприятие в селе не обходится без красивого столового винограда, произведенного в нашем хозяйстве. Но при этом выполнять обязанности мецената, исключая или не выполняя хорошо обязанности депутата и фермера, считаю для себя недопустимым. А если такое делается, то ясность вносит калькулятор для подсчётов и сравнительный анализ в единицах измерения – гривнах! Вообще, работу депутатов все уровней сравниваю и оцениваю не по равлекательным мероприятиям и шоу, а по конкректным делами со сметной документацией с точными цифрами.

Очень много с моей стороны, как депутата райсовета, критики в этом плане было в адрес депутата облсовета Юрия Димчогло, который за 2016 год ни одной копейки не выделил для села из своего лимита областных денег, зато в этом году  он выделил 150 тыс. на покупку новой башни Рожновского и привлек на свое усмотрение до 600 тыс. грн на объекты села. Они тоже нужные, но, считаю, не первостепенные по значимости, как дороги, водопровод и Дом культуры. По ДК он ограничился только проектом на восстановление, который был и 10 лет назад!

Очень много критики и в мой адрес (правда, не знаю кем подогреваемой) за то, что я занимаю активную жизненную позицию! Мало того, на меня пытаются навесить и уголовную ответственность! На самом деле причина этого в обыкновенной человеческой зависти. Я говорил ранее, что очень мало хожу на поле! У нас коллективное предприятие (СПК «Искра») и каждый член правления профессионально занимается своими вопросами. Мне досталось общее руководство предприятием. Обидно мне, что не нахожу понимания из-за того, что много мной сделано  по закреплению прав всех односельчан (независимо от того, какому фермеру они отдают предпочтение – мы никому не отказываем) на земли с категории орошаемых и совместного пользования! Все авторитетные лидеры предлагают и уже более 10 лет ничего не делают! Принимая наследство, люди оформляют только багару, а моя работа направлена на то, чтобы помочь людям оформить и орошение! Я бы мог бы заняться (практически всё подготовил) и оформлением виноградников, из-за которых в далеком 2005 году на меня надевали наручники, но получается как в басне Крылова «Лебедь, Рак и Щука»: «Когда в товарищах согласья нет, На лад их дело не пойдет, И выйдет из него не  дело, только мука». А на месте тех виноградников, за которые я когда-то боролся – сплошной бурьян, а они могли еще послужить при хорошем уходе! У нас в Котловине так получается и почти со всем недвижимым имуществом ОАО «Семсовхоз «Победа»

– Каким вам представляется «кодекс чести» депутата? Или, другими словами, каким должен быть народный избранник, чтобы избиратели не пожалели о своем выборе?

– Выражать их интересы, переживать за них. Раньше у нас в Котловине был большой совхоз «Победа», который брал на себя всю социальную нагрузку, то есть был своего рода сельским райсобесом. Если у человека возникали проблемы, например, со здоровьем, он куда шел? В контору, просил помочь финансово. Сейчас совхоза, позже ставшего акционерным обществом «Перемога», уже нет. Кто должен решать эти социальные вопросы? Фермеры. Ко мне, да и не только ко мне, котловинцы обращаются за помощью, многими процентов на 30 оплата земельных паев берется авансом. Кто им еще пойдет навстречу, если не я? В первую очередь – и как аграрий, и как депутат – чувствую ответственность перед своими пайщиками.

– Ваша оценка деятельности районного совета и его руководства за почти два года после выборов? В чем, на ваш взгляд, депутатский корпус преуспел, а в чем, наоборот, недоработал?

– Трудно судить, потому что я не был депутатом прошлых созывов и мне не с чем сравнивать. Но такие средства, которые выделяются районным и областным советами нынешнего созыва на различные инфраструктурные проекты и прочие нужды, по-моему, раньше никогда не выделялись. Благодаря Илье Дмитриевичу Келиогло я оказался еще и членом бюджетной комиссии райсовета, и могу сказать, что очень много средств выделяется школам, садикам.

Находясь в составе этой комиссии, выражаю интересы Котловины и других сел. В то же время я считаю, что немножко несправедливо по отношению к нашему селу идет финансирование со стороны как районного, так и областного советов. Судите сами: в городских школах отремонтированные фасады, выложены плиткой дворы, в Котловинской школе пока нет. Это, наверное, у нас доля такая сельская: мы всегда всё получаем в последнюю очередь. И ничего поделать в этом плане невозможно. Начинать инфраструктурные проекты с сел? Рени «обидится» – это же всё-таки город, районный центр. И такие противоречия между городом и деревней всегда были. Но я надеюсь, что до окончания нашей каденции мы обновим все школы и садики в селах.

– Иван Степанович, вы по своему характеру неравнодушный человек, нередко, если судить по пленарным заседаниям сессий, бываете эмоциональным и даже импульсивным. Как вы считаете, эти качества помогают вам – не только в депутатской деятельности, но и в жизни – или, наоборот, мешают?

– По-всякому бывает. Осуществление депутатской деятельности не слишком совместимо с эмоциональностью, которая нередко мешает, но с годами всё же становишься мудрее, и я уже не тот, каким был 20 лет назад. Но неизменным осталось то, что я неравнодушен к проблемам и оставляю за собой право открыто, прямым текстом о них говорить, нравится это кому-то или нет. Возьмём даже ситуацию с переводом школьных котельных на пеллетное топливо: котел в Котловинской школе фактически год работал без заключения соответствующих договоров, стоял рядом с газовыми котлами, что явилось грубым нарушением противопожарной безопасности. Я этим очень возмущался и не всем моя позиция нравилась.

– На своей майской прошлого года сессии райсовет принял обращение к Верховной Раде, чтобы парламентарии не отменяли мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения. Вы голосовали за это обращение? Что вы вообще думаете об этом моратории? Он нужен или, может, уже пора сделать землю товаром?

– Я против того, чтобы земля была товаром, потому что Украина ещё не готова к этому. Другое дело, если земли сельскохозяйственного назначения будет выкупать государство. Я боюсь того, что на рынок земли в той же Котловине зайдёт делец с большими деньгами, всё скупит под себя и станет монополистом, и это есть плохо.

– Какие еще личные качества помогали и помогают вам в работе, а какие – мешают, в том числе и в депутатской деятельности?

– Я уже говорил чуть выше, что я неравнодушный человек, небездушный. Считаю, что это мне помогает. А вот мешает прямолинейность: нельзя, оказывается, говорить людям правду в лицо, нужно быть более дипломатичным. Потому что взгляды со временем могут меняться, и не исключено, что завтра ты будешь согласен с тем, с кем сегодня споришь.

И еще: стараюсь иначе, чем раньше, подходить к постановке актуальных вопросов. Прежде я мог выйти к трибуне и заявить, что нужно решить ту или иную проблему, например, в Котловинском детском садике. Теперь я понимаю, что если предварительно не подготовить смету, не проработать вопрос в комиссиях райсовета, то такие заявления – просто слова, ничем не подкрепленные. Кстати, такому подходу – предварительной проработке вопроса – я научился у депутата областного совета Владимира Васильевича Чумаченко, это его стиль.

 

– Иван Степанович, в молодости вы занимались дельтапланеризмом, районная газета в свое время даже посвятила вашему увлечению несколько материалов. Это хобби осталось в прошлом? Чем сейчас увлекаетесь в свободное время?

– Это хобби не в прошлом, я, бывает, летаю и сейчас. Но больше виртуально: захожу на YouTube, нахожу видеоролики и получаю огромное удовольствие от просмотра. А вот реально я в последний раз летал два года назад, это было в Кагуле. Кстати, многие кагульские дельтапланеристы в свое время приезжали ко мне по обмену опытом – это была своего рода «выездная» школа дельтапланеризма. Тех высот, которых я достиг в дельтапланеризме, хочу сказать об этом без ложной скромности, на юге Одесской области и юге Молдовы не достиг никто – я ведь даже ночами летал, без приборов!

– Расскажите, пожалуйста, о своей семье… Кто ваш тыл?

– Говорят, мужчин делают успешными женщины – это как раз про меня. Моя жена Любовь Леонидовна во всем мне помогает, она всю работу с людьми, по договорам с пайщиками взяла на себя. Она очень корректная, деликатная, доходчиво объясняет людям, где им непонятно. Особенно это касается вопросов принятия наследства. Она уроженка Киевской области, но в плане толерантности за эти годы стала даже больше гагаузкой, чем многие коренные жительницы.

 

В завершение интервью мы задали нашему герою несколько вопросов личного характера:

– Любовь – это… что?

– Любовь, прежде всего, к членам семьи – детям, жене, внукам.

– Как вы считаете, Бог существует?

– Да. Я хожу в церковь.

– Вам нравится уединение?

– Да. Порой я в нём даже нуждаюсь. Остаюсь наедине со своими мыслями и… гармошкой, наигрываю любимые мелодии. Очень сильно помогает восстановиться.

– Большую ли роль в вашей жизни играют деньги?

– Без денег невозможно наладить производство, поэтому я привык вкладывать их в дело. Но я ни у кого не одалживал, я развивал сначала небольшое фермерское хозяйство, а теперь и СПК, за счет собственного производства. На дорогих машинах я не катаюсь, дома у меня почти «спартанские» условия, нет евроремонта, мебель осталась еще с советских времен.

– Что для вас самое страшное в жизни?

– Терять родных.

– Почему, по-вашему, в мире столько горя и страданий?

–  Причин, думаю, много, но одна из главных – борьба за раздел сфер влияния. Известно, что история развивается по спирали, есть определенные циклы, которые регулярно повторяются. Однако, к сожалению, извлекать уроки прошлого на земле так и не научились. Люди нахлебаются во время кровопролитий, успокаиваются, проходит одно поколение, которое живет в мире, и потом появляется бесшабашная молодежь, жаждущая повоевать, и всё начинается сначала. Возьмём даже русско-турецкие войны: их было двенадцать, они повторялись с разной периодичностью, но в среднем каждые 20-30 лет. Такая же закономерность прослеживается и в истории бывшего Советского Союза: Поживём какое-то время, не ввязываясь ни в какие конфликты, а потом начинается очередная заварушка.

Николай ГРИГОРАШ

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *