«Я слишком много знала!» – Валентина Грозав

Бывший начальник райуправления статистики вспоминает, что в школе ее в шутку называли… «маленькой старушкой» 

Она с детства любила язык и литературу, а на уроках математики нередко скучала. Мир цифр казался ей чужим – она с упоением читала произведения классиков, сама сочиняла стихи, хорошо писала сочинения и даже мечтала стать журналисткой. Но жизнь распорядилась по-своему: ее профессия оказалась настолько тесно переплетенной с цифрами, что если бы кто-то сказал, что судьба так повернется, она никогда бы не поверила. Знакомьтесь: бывший начальник районного отдела статистики В.Д. ГРОЗАВ. Ее общий трудовой стаж в этом учреждении составил ни много ни мало 43 года.

«Моя работа обеспечивала широкий кругозор»

– Меня всегда возмущало, когда приходилось слышать, что есть ложь, большая ложь и статистика, – говорит Валентина Даниловна. – Это выражение, ставшее штампом, дает крайне неверное представление о том, что входит в функции этой службы, какие задачи стоят перед ней. Мы с коллегами всегда ответственно относились к своей работе, и даже если в отчёты закрадывались неверные данные, вины специалистов статуправления в этом не было: какие цифры нам предоставляли «снизу»,  то есть предприятия, организации и учреждения, те мы и фиксировали – никакой отсебятины. Однако, что уж тут скрывать, в советское время любили приукрашивать экономические показатели, рапортуя о «досрочном» выполнении плана. Так в те годы, например, складывалась история развития сельского хозяйства. А поскольку мы район аграрный, к нам это имело самое прямое отношение.

– Почти полвека на одном месте – это же целая жизнь! Цифры, отчёты едва ли не каждый день… Как вам, в душе гуманитарию, удавалось со всем этим справляться?

– Я просто смирилась, – улыбнулась моя собеседница. –  А если говорить серьезно, то к своим обязанностям  относилась со всей серьезностью. Я никогда не руководствовалась принципом «хочу – не хочу». Главным был другой принцип – «надо!», предполагавший высокий уровень ответственности.  Занятость в сфере статистики глубинных знаний, может, и не давала, но зато у нас был широкий кругозор. И я, и мои коллеги хорошо ориентировались в сельском хозяйстве, промышленности, строительстве и т.д. Проверяя статистические данные, мы должны были уметь говорить на профессиональном языке людей, задействованных в этих отраслях. Нельзя было допускать, чтобы те, кого мы проверяем, думали, что в каких-то вопросах мы «плаваем», плохо ориентируемся.

Валентина Даниловна, сколько себя помнит, всегда была серьезной и ответственной. Эти черты воспитались в ней с самого детства – послевоенного, тяжелого. Она родилась в 1937 году в деревне Бобрык-2 Любашевского района Одесской области в семье простых тружеников. Отец, Даниил Тимофеевич, был не из местных, а из числа так называемых двадцатипятитысячников – рабочих крупных промышленных центров СССР, которых в начале 1930-х годов, в период коллективизации, направляли во исполнение решения коммунистической партии на хозяйственно-организационную работу в колхозы. В тот период история сельского хозяйства писалась ими, двадцатипятитысячниками, их реальными делами.

«В школе мечтала стать журналисткой»

–  Для этого по всему Советскому Союзу отбирались самые передовые рабочие. Если помните, в «Поднятой целине» двадцатипятитысячник Давыдов организовывает колхоз на хуторе Гремячий Лог. А мой папа, подобно герою шолоховского романа, стоял у истоков колхозного движения в Любашевском районе. Обосновавшись в селе, он женился на местной девушке – моей маме Анне Кирилловне, которая была младше его на 12 лет. Но вот откуда он сам родом, я не знаю до сих пор, в нашей семье об этом никогда не говорилось, на это существовало какое-то табу. Пошли дети: дочь, сын и самая младшенькая тоже дочь – я. Мой брат умер еще в младенчестве. Нет уже в живых и старшей сестры Людмилы.

Старшее поколение наверняка помнит фразу: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!»  В советское время она была очень популярной и шла от лозунга, который несли участники физкультурного парада на Красной площади в Москве 6 июля 1936 года.  Маленькая Валя даже не подозревала о существовании такого лозунга. А если бы узнала, то наверняка очень бы удивилась, потому что ее детство с понятием счастливое практически не имело ничего общего.

– Мы очень много работали, помогали родителям, – вспоминает В.Д. Грозав. – Одного только огорода у нас был целый гектар, который нужно было обрабатывать. Пешком ходили на свеклу, прореживали ряды ее посевов,  от чего  постоянно болели коленки. Еще ходили, и тоже пешком, на станицу Заплазы, где находился сахарный завод, счищали с корнеплодов ботву и корешки. Нередко приходилось просыпаться в пять утра. Пешим ходом шли и в школу, переходя через Лысую гору, и этот путь тоже был неблизким. Очень любила учиться, учителя ставили мне хорошие отметки. Одно огорчало: книг в то время было мало, а читала я взахлеб! Помню, за одну ночь осилила роман турецкого писателя Решата Нури Гюнтекина «Королек – птичка певчая», по мотивам которого в 80-е годы был снят популярный сериал.

Сначала школьной мечтой было стать радисткой, уж очень девочку впечатлили героини первых кинофильмов, снятых в Советском Союзе. Уже в старших классах твердо решила, что непременно будет журналисткой. Это профессия нравилась ей тем, что предполагала общение с людьми. Чего-чего, а коммуникабельности в Вале было хоть отбавляй.

– Знаете, меня в школе в шутку называли «маленькой старушкой», – смеётся В.Д. Грозав. – Из-за того, что не по возрасту много знала, чем отличалась от большинства сверстников. Это и обусловило успешное окончание школы. После окончания школы твёрдо решила подавать документы в Одесский университет. В этом вузе факультета журналистики в то время еще не было, поэтому поступала на литературный факультет. Сдала семь вступительных экзаменов, но, к сожалению, не прошла. Конечно, очень расстроилась. Потом как-то шли с подругой-одноклассницей по улице Розы Люксембург в Одессе и прочитали объявление о наборе студентов в статистический техникум. Чтобы не потерять год, мы решили поступать туда. Нас приняли, но когда началась учеба, думала, что долго не выдержу – все предметы так или иначе были связаны с цифрами, учётом и т.д. И действительно не выдерживала, несколько раз бросала, но потом опять возвращалась. Удивительно, но после всех перипетий я оказалась в числе 25% выпускников, окончивших техникум с оценками 4 и 5. Перед нами открывались самые радужные перспективы – продолжить учебу в кредитно-экономическом институте. Но я решила начать работать и по распределению в 1956 году попала в Рени.

«Беря статданные, приходилось кричать в трубку до хрипоты»

– Каким вам запомнился наш город тех лет?

– Первое впечатление: Рени лучше, чем Любашевка. Но пока ехала, плакала. Меня почему-то смутили названия местных населённых пунктов: Фрикацей, Картал, Болбока и другие – для моего слуха они звучали необычно… Ещё переживала, где буду работать, в какой коллектив попаду. Но мне повезло, коллектив был очень хороший. По приезду меня встретили Люда Давыдова и Валя Пружак. Это были две сестрички, одна работала в отделе статистики, другая была секретарем райисполкома. Оба учреждения располагались в одном здании, где сейчас сельхозуправление, на втором этаже. К праздникам, помню, транспаранты всегда вывешивали на уровне наших окон и они закрывали дневной свет,  что создавало неудобства. А еще заработала профессиональное заболевание – ларинготрахеит, потому что в те годы со связью было плохо и, беря статданные, приходилось кричать в трубку, вплоть до хрипоты.

Судьба тесно связала Валентину Даниловну с Рени. Как приехала в наш город, так больше никуда и не уезжала. В работу, а начинала она простым статистиком, потом стала инспектором, старшим инспектором, экономистом и, наконец, начальником отдела, с первых же дней ушла с головой. Особенно нелегкими были первые годы: уровень грамотности населения был не таким, как сейчас,  это же относилось и к специалистам предприятий, с которыми мы соприкасались по линии  статистики – приходилось тратить много времени, чтобы «расшифровать» данные, которые они предоставляли и правильно отразить их в отчетах. Радовало одно: поначалу не было очковтирательства. «Мода» прятать истинное положение дел за дутыми цифрами появилась уже в эпоху застоя. Все это стопорило успешное развитие аграрного сектора, да и других отраслей народнохозяйственного комплекса СССР.

– Мы, конечно, видели, какие цифры соответствуют действительности, а какие наверняка являются приписками, –  говорит моя собеседница. – Но бороться с этим явлением не представлялось возможным, потому что такая была система по всей стране. А ведь искажение статистических данных наносило вред развитию экономики, так как за бравадой о якобы досрочном выполнении и перевыполнении пятилетних планов трудно было, например, разглядеть, какая отрасль народного хозяйства нуждается в дополнительном финансировании со стороны государства. В результате, недополучая средства, она приходила в упадок. Таково было, скажем,  влияние статистики на развитие сельского хозяйства. И у меня есть все основания считать, что одной из причин краха советской системы являются именно приписки, то есть предоставление в органы статистики искаженных, оторванных от реальности сведений.

Одна жизнь – две судьбы…

Да, жизнь действительно всё расставила по своим местам. Старой нежизнеспособной системы уже давно нет, как и нет страны, ее породившей. Но есть в нашем обществе фундамент, на котором оно держится вне зависимости от того, в какое время или при какой системе мы живем – это семья, наши родные и близкие, на которых можно опереться в трудную минуту. Именно таким тылом для Валентины Даниловны стал ее  муж Савелий Иванович Грозав.

– Мы поженились в далеком 1958 году. Он как раз демобилизовался из армии, служил в морфлоте. Работал в бюро техинвентаризации и поступил в инженерно-строительный институт по специальности архитектор. Через некоторое время Савелия Ивановича назначили главным архитектором района, а потом он вырос до зампреда райисполкома. Мой муж был очень порядочным и самодостаточным человеком, не любил много говорить, считая, что  реальные дела важнее слов. Первые двадцать лет нашей совместной жизни мы жили в его родительском доме и только потом получили квартиру. В браке родился сын Юрий – единственный наш ребёнок. В 1984 году в нашу семью пришло горе: Савелий Иванович умер после инфаркта.

Долгие девять лет В.Д. Грозав была одна, пока не встретила человека, ставшего ее второй судьбой – Георгия Яковлевича Матвеева, известного в городе юриста, работавшего адвокатом. С первым мужем она прожила 25 лет, а со вторым – 23 года, пока смерть не забрала и его. Сегодня, будучи уже на пенсии, Валентина Даниловна живет ради сына, внучки и единственной правнучки. Когда выпадает возможность, с удовольствием встречается с бывшими коллегами, по-прежнему, как и в былые времена, вместе отмечают праздники и дни рождения.

– Мы в коллективе отдела статистики всегда были единомышленниками, понимали друг друга с полуслова, – с теплотой отзывается она о бывших коллегах. –  Мне очень приятно, что это чувство общности и взаимопонимания с годами никуда не исчезло. Радость наших встреч помогает сохранить оптимизм в современных реалиях, совсем не похожих на те, к которым привыкло мое поколение. Люди в массе своей стали жесткими, эгоистичными. В том числе, к сожалению, и дети: в моё время старших почитали и уважали, а сейчас только попробуй сделать ребенку, подростку замечание, даже самое невинное – такое в ответ услышишь… Раньше на первом плане у подрастающего поколения было успешное окончание школы, поступление в вуз, найти хорошую работу, создать семью. А сейчас?

Уже прощаясь, я попросил Валентину Даниловну прочитать одно из своих стихотворений, ведь увлечение поэзией, литературой никуда не делось, оно было с ней всю жизнь и остаётся до сих пор. Эти строчки были написаны давно, и посвятила она их своему еще не родившемуся сыну:

Я слышу, как твое сердечко бьется,

И с каждым днём настойчивей, сильней.

Еще одна тропинка в жизни вьется,

Скорей бы ты пошел по ней, скорей.

 

Я вижу твои маленькие ручки,

Протянутые ласково ко мне,

То личко шалуна в день нахлобучки,

То школьника, забывшего о сне.

 

И нет счастья выше материнства,

Нет лучше, благородней ничего.

Взамен любви, надежды и единств,

Родить ребенка, хотя бы одного… 

P.S. 18 мая 2018 года Валентины Даниловны Грозав не стало. Она скончалась на 81-м году жизни. Выражаем глубокие соболезнования родным и близким покойной.

Николай ГРИГОРАШ

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *