«Мы помогали раненым бойцам, чем могли» – Галина Кулакова

Будучи совсем детьми, Галина и ее сверстники взяли «шефство» над военным госпиталем и поддерживали сирот, чьи родители погибли на фронте. 

«Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города…» Внезапно начавшаяся трансляция из громкоговорителя на столбе застала 11-летнюю Галину и ее отца врасплох. Они как раз ждали на станции поезд, чтобы вернуться домой, а тут такое известие… Война? Напали? Атаковали?

Эти слова не укладывались в голове. Она не до конца осознавала их смысл, но по реакции людей было видно, что случилось что-то очень серьезное. Голос из рупора между тем продолжал: «Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством...» Взволнованная девочка дальше уже не слушала, только сильнее схватилась за ладонь отца. Так в этот погожий июньский день закончилось ее счастливое детство.

– Сама я родом из города Гусь-Хрустальный, а детство прошло в г. Киржач Владимирской области, – рассказывает участница Второй мировой войны Г. Ф. Кулакова. – Мой папа Федор Осипович Макеев был секретарем райкома партии, а мама Ольга Алексеевна работала воспитателем в детском садике. Нас было трое детей: брат, сестра и я, самая младшая.

Летом Галина часто ездила в деревню Флорищи, где гостила у дедушки, и вот 22 июня 1941 года, возвращаясь после одной из таких поездок, они с отцом и услышали на станции Желдыбино через громкоговоритель обращение о начале войны. Страха как такового не было. На нее нашло только какое-то оцепенение. Когда вернулись домой, отец засобирался и уже на второй день пошел в военкомат, сказав всем нам, что защищать Родину – это его священный долг…

Тем временем враг подступал к Москве. Райцентр Киржач был от столицы недалеко и потому по факту превратился в прифронтовой город. Вечерами его жители, в том числе и маленькая Галина, наблюдали зарево над Москвой. С наступлением темноты окна в домах закрывали одеялами или прикладывали на стекло плотную бумагу, чтобы ни огонька не было видно с улицы – иначе фашисты налетели бы с бомбардировками. В каждом доме, вспоминает наша героиня, наготове стояла сумка с самыми необходимыми вещами, чтобы в критический момент быстро покинуть жилище, не тратя время на сборы.

– Когда начались проблемы с продовольствием, была введена карточная система, – продолжает Г. Ф. Кулакова. – Мама с тетей шили, потом меняли вещи на зерно. Каждой семье выделили небольшой участок земли. На ней мы сажали картошку и капусту, многие держали скот, сдавая мясо на специальные пункты. Существовала продовольственная норма, остальное мы были обязаны сдавать на нужды фронта…

В Киржаче находился военный госпиталь, который разместили в здании школы. Дети взяли над ним своеобразное шефство. Они разносили лекарства по палатам, помогали раненым бойцам в написании писем родным и клеили конверты-треугольники, читали книги и свежие газеты, подносили еду и убирали пустую посуду. А еще давали по палатам самодеятельные концерты. И так приятно было видеть просветленные лица солдат, которые на какое-то время забывали о ранах и боли.

– Мы помогали раненым бойцам во всём, и делали это с готовностью и удовольствием, – говорит наша героиня. – Даже шили им кисеты для махорки. А еще собирали теплые вещи, которые затем отправляли на фронт. В течение дня успевали бывать и в здании другой школы, которую переоборудовали под детский дом: там содержались дети, потерявшие родителей. Их свозили в Киржач отовсюду. Мы старались проводить с ними больше времени, собирали для них игрушки, помогали им, чем могли…

Помимо оказания помощи раненым в госпитале и сиротам в приюте, Галину и ее сверстников задействовали на работах в пригородном колхозе, где они занимались прополкой. В конце рабочего дня давали гороховый кисель и к нему 300 граммов хлеба. Рядом были речка, лес. Собирали грибы и ягоды, заготавливали на зиму.

В конце лета 1941-го пришло печальное известие с фронта: отец получил под Смоленском тяжелое ранение в голову. Федор Осипович долго лечился в госпитале, а после выздоровления его направили в Вологду и назначили начальником воинских складов по снабжению армии оружием и снарядами. Через некоторое время он забрал семью к себе. А еще наша героиня попала в Вологде в концертную бригаду. Она пела в хоре, декламировала стихи. С детьми занималась пожилая актриса, эвакуированная из Ленинграда. Эта агитбригада ездила по военным госпиталям и давала концерты. Здесь, как и в Киржаче, дети работали вместе с взрослыми в пригородном колхозе. Причем из взрослых были только женщины да старик на деревянной ноге, который работал на молотилке. Им приходилось выполнять всякую работу, начиная от прополки и заканчивая молотьбой.

– То тяжелое военное время вспоминаю с двояким чувством, – делится она. – С одной стороны я рада, что могла приносить пользу взрослым, а с другой, если подумать, у нас ведь не было детства, и от этой мысли становится очень грустно…

Галина Федоровна хорошо помнит не только день начала войны, но и день, когда пришла весть о долгожданной Победе. Было утро 9 мая 1945 года. Она еще спала, когда в комнату вошла взволнованная мама, начала будить и сказала, что выступал Калинин и объявил, что мы победили фашистов. Люди, не скрывая своей радости, начали стекаться в центр города, на площадь. Все стояли возле громкоговорителя и слушали уже знаменитого Левитана. А 24 июня 1945 года, так совпало, она оказалась с родными на вокзале в Москве и слышала отголоски того самого первого исторического парада Победы, когда на помост у мавзолея были брошены вражеские знамена и штандарты.

– После войны моего отца определили в Измаил, где он должен был координировать работу с репатриантами, – рассказывает Г.Ф. Кулакова. – Он взял с собой и нас. Школу я оканчивала уже в Измаиле. Поступать поехала в Москву, очень хотела попасть, только не удивляйтесь, в высшую мореходку, но меня не приняли, потому что девушкам было не положено. Поэтому поступила в учительский институт (так тогда назывались педагогические вузы) в городе Орехово-Зуево. Там я проучилась год, и когда отца перевели в Белгород-Днестровский, я доучилась в учительском институте уже этого города. Получив диплом, вернулась в Измаил, который еще был областным центром. Сама пошла в облОНО, где меня направили на работу в городскую школу №11, где я преподавала русский язык и литературу. Поработав там некоторое время, перевелась в школу в районе Копаной Балки…

В Измаиле молодая учительница познакомилась с будущим мужем – выпускником Евпаторийского мореходного училища, уроженцем города Ставрополь Леонидом Романовичем Кулаковым, с которым встречались четыре года. В столице Придунавья с квартирами было тяжело, а в Рени молодым специалистам жилье давали сразу. Вот они и решили с мужем переехать в наш город. Галина Федоровна устроилась на работу в среднюю школу №6, и сразу завучем, а директором тогда был Михаил Иосифович Кононенко. За 25 лет работы она была и секретарем парторганизации, и председателем райкома профсоюза учителей. Кроме того, пять лет была народным заседателем в суде и 12 лет – ответственным секретарем общества «Знание». Последние семь лет перед пенсией работала завучем в вечерней школе…

Галине Федоровне Кулаковой в этом году исполнилось 88 лет. Но даже не скажешь: на вид ей не больше семидесяти пяти! Она по-прежнему энергична, бодра, старается, насколько это возможно в ее возрасте, сохранять двигательную активность, много читает.

– Мужа не стало в 2003-м, – говорит она. – Мы прожили с ним 54 года, воспитали двух дочерей, Ларису и Светлану. Оба по образованию торговые работники. У меня внук, две внучки и трое правнуков. И я счастлива…

В завершение нашей беседы она, немного задумавшись, добавила:

– Мне пришлось через многое пройти, многое пережить. И я часто задумывалась, правильно ли прожила свою жизнь. В годы войны, будучи еще ребенком, помогала тем, кто в этом нуждается. А уже в мирное время, когда работала в школе, гордилась, что из моих учеников вырастали хорошие, достойные люди. Значит, моя жизнь все-таки прожита не зря. Осознание этого очень окрыляет, согревает душу и дает мне силы…

Николай ГРИГОРАШ

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *