«Нахождение в плену стало для меня настоящим адом!» – Анна Стукаленко

Фашисты заставляли пленных работать на строительстве железной дороги и избивали несчастных по любому поводу. 

92-летняя жительница нашего города Анна Федоровна Стукаленко хотя и не является участницей боевых действий во Второй мировой войне, но в 1941—1945 годах находилась в самой гуще событий и даже могла погибнуть, попав в плен к немцам. Сегодня, в День Победы, она вспоминает о тяготах тех страшных лет и рассказывает о себе.

Родилась она в селе Кротовка Казанковского района Николаевской области. После 7 класса ее приняли на работу в Казанковский райфинотдел секретарем-машинисткой, ей тогда было всего 16 лет. В 1941 году, когда началась война, коллектив финотдела подготавливал документы на эвакуацию: в основном финансовые, чтобы не достались врагу. В один из таких дней девушку пригласили в райвоенкомат. Она пришла. Военком посмотрел на нее и говорит с улыбкой: «Анечка, мы знаем, что вы прекрасная машинистка. Нашей армии нужны такие хорошие специалисты, как вы».

– Разве я могла отказаться от такого предложения? – продолжает А. Ф. Стукаленко – Ведь мы были воспитаны в большой любви к Родине, к своему народу. Я сразу согласилась и в тот же день со своей пишущей машинкой была отправлена на фронт, меня определили в 135-й стрелковый полк 14-й стрелковой дивизии, который проходил через Казанку. Полк шел на восток, к Днепру. Враг постоянно бомбил, мы все время шли под обстрелами. Переправа через Днепр была разбита, но переправляться можно было паромами. Несколько раз попадали в окружение.

Когда они добрались до Таганрога, через двое суток их полностью окружили: сверху кружили вражеские самолеты, а навстречу шли танки. Начался страшный бой, наши зенитки не могли противостоять военной мощи врага. А что было дальше, она не помнит. Очнулась я в плену, не сразу поняв, где находится. Их, раненых, держали в маленьком сарае: у меня было ранение в голову, на затылке имелся кровоподтек, отошел кусок кожи вместе с волосами, и она думала, что всю жизнь будет в том месте на голове лысой. Все они лежали в сарае как спички в коробке – впритык друг к другу. С разрешения немцев местные жители их прикармливали.

Фашисты никого из пленных не расстреливали, однако жестоко избивали, внушая несчастным неописуемый страх. При первой же возможности наша героиня бежала из плена. Как ей это удалось? Помогли опять же местные жители, подпаивая немцев, и те теряли бдительность. И таким способом освободилась не только она, но и другие пленные.

– После плена оказалась в селе Михайловка Казанковского района. Там жили знакомые моих родителей, они меня и приютили. Когда немножко окрепла, оказалась, как и другие молодые люди, под угрозой быть угнанной в Германию. Но многим, в том числе и мне, удалось избежать этой участи благодаря одной хитрости. Поскольку немцы, как огня, боялись заразных кожных заболеваний, мы наматывали на головку спички ватку и макали в раствор костоеда (из него варили мыло) и потом наносили на кожу точечки, которые выглядели как расчесы при чесотке. Перед отправкой в Германию все проходили медкомиссию, и когда врач видела эти расчесы, то писала в карточке: «Не пригоден».

Однако от того, что эти молодые люди, включая Анну, остались на родине, их жизнь легче на стала. Все были отправлены в Новый Буг Николаевской области на строительство в степи железнодорожной узкоколейки. Этот труд был сверхтяжелый! Они копали землю, переносили ее на носилках и делали насыпи. Немец-надсмотрщик с переводчицей ходил и давал указания, что делать. Шпалы таскать – еще полбеды. Тяжелее всего было укладывать рельсы. Отдыхать не разрешалось: стоило бедолагам остановиться даже для минутной передышки, как «пан» (так называли второго надсмотрщика) тут же бил дубинкой, даже не глядя, куда именно приходятся удары. То есть мог запросто и убить на месте!

– Я удивляюсь, как выжила в таких адских условиях, – тяжело вздыхает А.Ф. Стукаленко. – Тяготы и мучения мы испытывали нечеловеческие…

Все описываемые события разворачивались в марте 1944 года. Моя собеседница вспоминает, что она и другие пленные совершенно не ориентировались, как обстановка на фронте, так как были в степи, и не знали, наступают наши войска или нет. Однако в один прекрасный момент они заметили, как немцы забеспокоились. Все догадались, что это неспроста. Так оно и получилось: в конечном итоге фашисты, забросив стройку неоконченной, разбежались кто куда. Несчастные пленники поняли, что фронт приближается и решили дождаться своих. И дождались! После этого разъехались по домам.

– Как вы встретили известие о победе?

– Это было такое ликование — словами не передать! Мы все плакали, от мала до велика. Ведь победа досталась нам такой огромной ценой!

На снимке: Анна Федоровна Стукаленко (слева) со старшей сестрой Лидией.

Николай ГРИГОРАШ

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *