Окерт Потхитер: последнее интервью…

Прожив в Рени 23 года, Окерт и Мишель впервые рассказали о своей судьбе…

Эта встреча с супругами Потхитер состоялась зимой 2020 года – по моей инициативе, как редактора газеты «Ренийский вестник».

Окерт всегда был крайне скромен и деликатен – он сам никогда бы не решился привлечь внимание к своей персоне. Но на мое предложение выпить чая и познакомиться поближе – все-таки семья уже 23 года жила и работала в Рени! — Окерт и Мишель откликнулись.

Мы не говорили о социальных проектах церкви «Свет миру», а их было много -  Love Reni, Вечер Сияния (Night To Shine), лагерь «Масада», детский центр «Радуга», экологические акции. Мне хотелось узнать, как живет эта семья в Рени, ее историю.
 

 
После этой встречи в уютном кафе на страницах «Ренийского вестника» появился очерк, в котором были раскрыты только некоторые эпизоды жизни семьи Потхитеров. Рабочее название было — «Сладкая каторга». Но, подумав, я вынесла в заголовок всего одно слово: «Миссионеры».

Итак, «Ренийский вестник», 7 февраля 2020 года.

 

МИССИОНЕРЫ

Уже 23 года в городе Рени живет необычная семья – граждане ЮАР супруги Окерт и Мишель Потхитер. Они приехали из Южной Африки на берега Дуная через две недели после своей свадьбы, в свой медовый месяц.

Впоследствии у них родились четыре сына и дочь.

Старший сын в этом году (2020 г.) женился на ренийской девушке, а свадьбу молодые Потхитеры решили сыграть на… Западной Украине, в Карпатах.

Мы не будем рассказывать о миссионерской деятельности Потхитеров (рискуя вызвать шквал возмущений представителей традиционной православной веры), хотя в беседе невозможно избежать темы религии. Но нам давно хотелось узнать, как живется иностранцам в «ссылке» в городе Рени, ведь это — глубокая провинция такой бедной страны, как Украина.

Итак, давайте поближе познакомимся с нашими старыми знакомыми.

Из семьи интеллигентов

Отец Окерта – художник, много лет преподавал в университете изобразительное искусство, мама – учитель математики.

— Они с детства в меня вложили много любви к людям, за это я очень им благодарен, — говорит Окерт. – Нас в семье трое детей: сестра вышла замуж за американца и живет в Калифорнии, а брат уехал в Канаду, я – в Украину. Сейчас папе – 83, маме – 79. Они не ропщут о том, что все дети и внуки так далеко – потому что знают – на все воля Бога. И поддерживают всех нас.

— У меня мама умерла 7 лет назад, — рассказывает Мишель. — А папа жив и даже до сих пор работает архитектором. Все наши родители приезжали в Рени, где мы были очень рады их видеть.

Лучший студент своей страны и мать-героиня

По окончании школы Окерт Потхитер поступил в университет, на юридический факультет. Он все свои силы отдавал в учебе, потому что всегда и во всем привык быть первым.

Вскоре юный Потхитер был признан лучшим студентом страны в сфере юриспруденции. За что получил стипендию на учебу в Бельгии. Год учился в Европе и начал писать диссертацию на тему защита прав работника на предприятии.

В свои 29 лет Окерт защитил свою научную работу, став самым молодым ученым в ЮАР, начал преподавать в университете.

Мишель по образованию педагог, учитель младших классов. Карьеру в своей жизни она сделала другую, по украинским меркам она — мать-героиня!

Мечтал стать Президентом…

— Когда мы молоды, мы ищем смысл жизни, мы хотим понять, зачем пришли в этом мир, — делится сокровенным наш собеседник. — В детстве я считал: если у меня будут большие успехи во всем, если у меня будут только золотые медали и придет известность, тогда моя жизнь будет иметь значение. И все усилия я направил на учебу. Я хотел быть первым. А первый — кто? Конечно, Президент. Да, в детстве я мечтал стать Президентом. Окончив университет, защитив диссертацию, я начал работать юристом в крупных фирмах, где труд такого специалиста высоко оплачивался. Однако я стал понимать, что не чувствую удовлетворения от своей работы. Но иногда мне приходилось, как юристу, помогать простым людям — и это действительно приносило мне радость. Тогда пришло понимание: в жизни не настолько важен твой личный успех. Важно то, скольким людям ты можешь помочь.

И теперь я уже совсем по-другому смотрю на смысл жизни. Успех – это не деньги, не карьера, а когда твоя жизнь позитивно повлияла на жизнь других людей.

Собирались в Москву, но приехали в Рени

— Живя в ЮАР, мы читали о событиях в СССР, граждане которого жили за так называемым «железным занавесом», — продолжает Окерт. — Мы знали, что в этой стране люди не были свободны в вероисповедании и многие не знали Бога. С детства мы молились за людей в Советском Союзе. У меня было огромное желание приехать в СССР и рассказать людям о Боге.

В университете, где я преподавал, была группа студентов, которые ездили по разным странам с миссиями. У них были знакомые в Москве и Беларуссии. И вот с группой в 27 человек мы собрались в «столицу атеизма». Мы уже купил билеты на Москву, но поездка срывалась – нас не готовы были принять. Мы были очень расстроены. В это время соседка меня пригласила на ужин, у нее был гость – молодой человек, который учился в Украине. И я стал расспрашивать его об этой стране. Он достал из кармана письмо от жителей Рени, своих друзей, которые просили отправить в их город миссионеров. Мы связались с этими людьми – и было принято решение ехать не в Москву, а в Рени.

— Я хорошо помню эту поездку, мы с Окертом еще не были женаты, — продолжает Мишель. — Мы приехали в Рени с группой студентов. Это было лето. В день отдыха мы выехали на Ветику и жарили на огне шашлыки. Я сидела на берегу и представляла, как будет выглядеть этот водоем, когда будет холодно, когда будет снег и лед. В своей жизни я еще ни разу не видела снега. И я спросила Господа, готова ли сюда приехать? И второй вопрос – готова ли я вырастить здесь своих детей? Я сказала: «Господь, если на то воля Твоя, я буду послушной». Я не хочу в конце жизненного пути, представ перед Богом, сказать: я испугалась, я отступила, не смогла… Но трудно, очень много трудностей мы в Рени пережили.

Утром зачерпнул снега…

Итак, через две недели после свадьбы молодожены продали все свое имущество в ЮАР и приехали в Рени. Дом здесь был куплен заочно – у верующей семьи, которая иммигрировали в Америку, он уже два года пустовал.

— Мы уехали из Африки, когда там было лето, а здесь – конец января, — вспоминает глава семьи. – Здесь был снег и холодно. Отапливалась только одна комната. Туалет — на улице. В доме не было воды. Утром я зачерпнул ведро снега, опустил в него кипятильник – и мы умывались теплой водой.

— Мы два года прожили в Рени, даже не подозревая, что зимой все ходят в теплых сапогах на меху и в утепленных куртках, мы не знали, что такие бывают, — продолжает Мишель. — Мы, как и в ЮАР, носили демисезонные ботинки и легкие курки — и в Рени очень мерзли. А уже потом нам показали ботинки, внутри которых был мех… И тогда мы пошли на базар и купили теплые зимние вещи.

Бандиты забрали все деньги

Разумеется, молодую чету Потхитеров никто в Рени не встречал хлебом-солью.

— Нас подозревали в том, что мы – шпионы, прибывшие с секретной целью, — рассказывает Окерт. – Были проблемы не только с властями, но и с бандитами. Когда у нас уже родился сын, на нас напали и обокрали, забрав все наши сбережения – 30 тысяч долларов.

— Тогда, в девяностые, было страшно держать деньги в банках, банкоматов не было, мы хранили свои деньги просто дома в рюкзаке, — продолжает Мишель. —

В тот день мы и еще двое наших гостей были на кухне, когда в дом ворвались пять человек в масках. Нас всех закрыли в подвале. Вход в подвал был из комнаты, он всегда был накрыт ковром. Бандиты, как только ворвались, сразу откинули ковер, чтобы загнать нас в подвал. Очевидно, это был кто-то из близких, из соседей, кто-то очень хорошо знал этот дом. Три раза к моей голове наводили пистолет, требуя денег. Они забрали рюкзак с деньгами, а потом еще долго обыскивали дом.

— Мишель очень спокойно себя вела, — продолжает Окерт. – А я громко, во весь голос молился. И за этих людей в масках тоже. Но когда они ушли, Мишель начала все трястись и от этого стресса не могла успокоиться.

— На меня напал такой страх! – делится женщина. – Потом пять лет я спала при включенном свете. Я боялась выходить на улицу, подозревая всех прохожих. Я пугалась, когда лаяли собаки. И вот я уже поняла, что не могу дальше так жить — этот страх меня контролирует. Я обратилась к Богу с молитвой, и он мне ответил: «Мишель, тысячи ночей я был с вами, а в ту ночь я был еще ближе, ведь ни один волос не упал с твоей головы». Это было действительно так. И мой страх ушел.

Учиться лучше на родном языке

В семье Потхитер друг с другом общаются на родном языке – африкаанс. Это — один из германских языков (до начала XX века считался диалектом нидерландского), один из 11-ти официальных языков Южно-Африканской Республики.

Также в семье Потхитеров все в совершенстве знают английский – язык межнационального общения в ЮАР.

Что касается русского, то супруги говорят на этом языке с акцентом, а у детей он отсутствует совершенно.

— Наши дети – уже ренийцы, — утверждает Окерт. — Когда мы едем в ЮАР, они чувствуют там себя в гостях. У дедушки с бабушкой им приятно, но через 2-3 недели они уже спрашивают: «А когда мы вернемся домой, в Рени?» У них здесь  друзья, они с ними общаются, хотя в школу не ходят.

— Когда пришло время старшему сыну идти в первый класс, школы в Рени переходили на украинский язык обучения, — продолжает Мишель. — И мы подумали, что три языка – африкаанас, английский и русский маленькому ребенку еще под силу, а вот освоить четвертый язык и учиться на нем будет сложно.

— Мы выбрали для обучения английский — чтобы дети могли в перспективе жить и работать и в Европе, и в ЮАР, и в Украине.

— Дети занимаются дома заочно по английским программам. Я, как учитель младших классов, первые годы с ними занималась. Периодически они сдают экзамены.

…А младшенький — Иван

— И рождались дети, насколько я знаю, не в Украине – Мишель ездила рожать на родину. Почему?

— Когда должен был родиться первый ребенок, я хотела быть возле своей мамы, быть дома, ведь мне было всего 23 года, — говорит Мишель. – Но врачи сказали, что я сама родить не смогу — только кесарево. И все последующие роды тоже пришлось ложиться на операцию, еще четыре раза. Бригада врачей, которая оперировала, уже стала мне как родня.

Старшего сына мы назвали Ханнес-Джошуа, второго сын — Селье (по маминой линии были французы). Дочку назвали Мари-Алена. Следующего сына – Бенджомен. А самый младший у нас – Иван.

— Имя Иван означает «Божья милость». Когда Мишель была на третьем месяце беременности, у нее началось серьезное кровотечение. Врачи разводили руками и рекомендовали постельный режим. Мы молились. В один день, уехав по делам в другой город, я встал на колени и молился. И мне было откровение: ребенок будет жить. Бог дает жизнь, и если мы доверяем Богу, то будет по воле Его. Надо верить до конца, и носить свою веру, как носит женщина ребенка – до самого рождения. Я поднялся с колен, позвонил Мишель и она сказала, что у нее прекратилось кровотечение, она даже встала и начала готовить еду для детей.

Пять месяцев спустя Иван родился совершенно здоровый. Ему сейчас 14 лет.

Кролики жили до старости…

Справиться с пятью детьми, которые к тому же обучаются на дому, очень непросто.

— Сейчас, когда все дети уже взрослые, они нам во всем помогают. У нас большая команда, — говорит Окерт. — Мишель очень вкусно готовит. Она знает не только южноафриканскую кухню, но хорошо освоила и бессарабскую. Мы любим все – борщи, голубцы. Все, кроме сала и холодца. А еще Мишель часто печет торты и пироги, они у нее замечательные.

— Еще с нами живут четыре собаки и одна кошка, — продолжает хозяйка. — Собаки разные – спаниель, овчарка и две дворняжки. Когда-то мы попробовали завести кроликов, чтобы было свое мясо. Их развелось очень много, они были очень большими, но мы не смогли из зарезать – не поднималась рука. Поэтому наши кролики прожили до старости. Тогда мы решили, что лучше покупать готовое мясо.

Путешествия: любим маленькие городки

Супруги Потхитер любят совершать небольшие путешествия, но не по туристическим путевкам – они ездят в гости к своим друзьям. Особенно им нравится бывать в маленьких городках: общаться, гулять по улицам, сидеть в кафешке.

— Мы 22 года жили в Украине и думали, что все города похожи на Рени, Измаил и Одессу. Недавно один близкий нам человек женился на девушке из Западной Украины и пригласил нас на свадьбу. Мы увидели Львов и Черновцы – и открыли для себя новый мир! Мы не ожидали, что в Украине есть такая красота! Два раза были в Карпатах – там очень красиво. И когда в этом году наш старший сын женился, он решил, что его свадьба будет обязательно в Карпатах, в маленьком местечке. Чтобы речка текла, козочки ходили и зелень вокруг. Они там венчались в маленьком кругу друзей. Там можно было просто сидеть и балдеть – тишина, природа, красота, свежий воздух.

— У нас прекрасная невестка, Анастасия очень талантлива, — продолжает Мишель. – Старший сын всегда хотел стать пастырем, он учился в Англии. Сейчас он проходит практику и продолжает учебу.

— Но он хочет работать над реализацией социальных программ, например, над созданием рабочих мест, — продолжает Окерт. – Он увидел, насколько это актуально в Рени. Вы знаете, что мы открыли детский сад, точнее это – благотворительный центр, где нет родительской платы. Но содержание центра стоит денег, которые мы должны заработать. У нас открыто кафе, идет торговля в универмаге, хотя в последнее время все хуже. Сейчас сложно, потому что экономика в целом ухудшается. Но мы верим, что будет лучше. Самое главное не сдаваться.

— Нас радуют большие перемены последних лет, — продолжает Окерт. — Произошли не только перемены в самом городе, но и в мышлении. Люди стали добрее, более вежливые. Мэр Игорь Викторович стал другом для нас. Он понимает наше сердце и не думает, что иностранцы – это какие-то враги. Он наоборот понимает, что у нас общие цели – во благо города, во благо людей. И это чудесно сотрудничать с горсоветом, с администрацией в различных проектах.

Р.S.

К большому счастью, у меня сохранилась полная запись интервью, все те эпизоды, которые очень интересны, но не вошли в рамки одной публикации. Так что – продолжение следует, дорогой друг…

 Антонина БОНДАРЕВА

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *