Ренийский районный суд будет ликвидирован?

Какие круги ада ждут жителей Ренийской громады после реформы судов первой инстанции, — в интервью с председателем Ренийского пока еще районного суда Константином Сорокиным. 

О проведении реформы судебной системы Украины политики говорят не первый год, а воз и ныне там. Однако же административная реформа заставит начать преобразования первого звена судебной системы – судов первой инстанции. Об этом – наше интервью с председателем Ренийского районного суда Константином Сорокиным.

Первый сценарий: коллапс гарантирован!

-Константин Валериевич, сегодня еще есть Ренийский районный суд — хотя Ренийского района уже нет. А что будет завтра?

— Это вопрос, скажем так, надо задавать не мне, потому что реформой судов у нас занимается Президент Украины. Только он вам может достоверно объяснить, как это будет выглядеть. Могу только сказать, что с 2018 года Ренийский районный суд находится в стадии ликвидации. Хотя не ликвидирован. Сколько времени продлится эта стадия, мы не знаем.

Однако на сегодняшний день Одесским апелляционным судом до нас доведены три варианта.

Первый: провести реформирование судов по образу и подобию административной реформы. В нашем случае упразднить Ренийский и Килийский суды и создать один окружной Измаильский суд, который будет обслуживать жителей укрупненного Измаильского района.

Второй вариант: создать Измаильский окружной суд, но оставить его «филиалы» в Рени и Килие.

Третий вариант: Ренийский районный суд оставить, переименовав его, скажем, в Ренийский городской суд Измаильского района Одесской области.

-Напрашивается предположение, что нас поведут по первому сценарию…

— Но в нем больше всего недостатков. Очевидно в случае объединения Измаильского, Ренийского и Килийского судов в один окружной находиться он будет в Измаиле. Проблема первая: для жителей Ренийской громады правосудие станет физически дальше, а в непогоду – вообще недоступным.

Вторая проблема: здание, в котором сейчас располагается Измаильский суд, не сможет разместить служителей Фемиды из бывших Ренийского и Килийского районов. Нужно найти дополнительные помещения, сделать ремонт, оборудовать по всем требованиям – где на это взять средства?

Третья проблема – кадры. Допустим четыре судьи Ренийского суда поменяют место жительства, переедут в Измаил – а наш аппарат? Секретари судовых заседаний, помощники, консультанты? У них нет возможности переехать в другой город. Им придется увольняться. А найдем ли мы взамен специалистов в Измаиле?  При тех требованиях, которые предъявляются к работникам судов, найти квалифицированного сотрудника очень тяжело. Даже на должность секретаря судового заседания обязательное условие – высшее юридическое образование. Вы много можете найти специалистов с высшим юридическим образованием, которые согласятся работать на минимальную зарплату? По сути мы сегодня на наших сотрудников молимся.

В Измаиле, в других городах Украины – точно такая же ситуация с кадрами. Поверьте, нигде нет очереди желающих устроиться на работу в суд. В среднем по стране обеспеченность судов кадрами составляет порядка 60%. Сегодня  «разбрасываться» кадрами недопустимо – некому будет осуществлять правосудие.

 Нагрузка на судью – четыре условные нормы

-Простите, перебью: а какова сегодня нагрузка на одного судью в Ренийском районном суде? И какова норма нагрузки?

— Знаете, вопрос нагрузки на судью поднимается не первый год, но мы не можем добиться того, чтобы нам эту цифру установили. По какой причине судей чаще всего привлекают к дисциплинарной ответственности? За нарушение сроков рассмотрения дел. Однако никто не может сказать, сколько должно быть затрачено времени на рассмотрение одного дела. Поскольку это зависит не от судьи: это материалы дела, его объем, свидетели, количество заседаний. Так что нагрузка, норма — это эфемерный показатель. Правда, как-то называлась цифра: 183 дела за год на одного судью. А теперь возьмем нашу статистику. За 2020 год на рассмотрении Ренийского районного суда было около 4 тысяч дел, боле 3 тысяч были рассмотрены, около 1 тысячи в остатке – просто не успеваем. То есть в расчете на одного судью, а нас здесь четверо, в прошлом году пришлось 750 дел. То есть предполагаемую норму мы перевыполняем в четыре раза.

-Итак, первый вариант реформы – создание Измаильского окружного суда с упразднением Ренийского и Килийского имеет три больших недостатка: отдаленность для граждан, необходимость расширения базы в Измаиле и кадры.

— Проблем возникнет гораздо больше, я приведу только один пример. Рени находится на государственной границе. В нашем суде рассматривается немало дел по нарушениям пограничного режима. Это те дела, которые требуют незамедлительного рассмотрения. Если суда в Рени не будет, пограничникам придется каким-то образом доставлять задержанных в Измаил. Как будут финансироваться транспортные расходы? И это – только один из примеров. А их много.

Электронное правосудие?.. Помилуйте, в селах Интернета нет!

-Понятно: создание окружного суда в Измаиле приведет к коллапсу первой инстанции. Что скажете о втором варианте – создание Измаильского окружного с его филиалами в Рени и Килие?

— Во-первых, в этом случае реформа останется только одним названием. Во-вторых, возникает очень много организационных проблем. Представим ситуацию: гражданин пришел с иском в Ренийский «филиал» Измаильского окружного суда. Ренийский «филиал» должен передать документы в головной офис, потому что распределение дел должно проходить именно в Измаильском районном суде. Потом, после распределения, дело должно вернуться в Рени. Скажите, это упрощает доступ к правосудию? Это ускоряет рассмотрение и принятие решений? Наоборот, затягивает. А как будут доставляться документы? Кем? А транспортные расходы? Кто профинансирует эти расходы?

-А как же электронное правосудие? О его внедрении уже столько говорят! Иски можно подавать в электронном варианте, как говорится, не выходя из дому…

— Как вы себе это представляете?.. Скажите, у всех жителей наших сел есть доступ к Интернету? Сидит в селе Плавни бабушка перед компьютером, открывает свой электронный кабинет, на государственном языке пишет иск…

-Да, теоретики реформ не имеют представления о реалиях села Плавни, уровне жизни наших пенсионеров и многом другом.

— Я вам больше скажу: в настоящее время в Ренийском районном суде около четырех месяцев не работает ни один телефон – нет средств на оплату услуг связи. Суд – без связи. А также без марок, без конвертов, без бумаги. У нас уже 4 месяца нет возможности осуществлять правосудие: у нас нет бумаги, чтобы распечатать повестки, у нас нет марок, чтобы отправить повестки по почте. О каком электронном суде мы можем в настоящее время даже думать?!.

-Я не знала, что все настолько плохо. Почему нет бумаги, конвертов и марок? Что происходит? 

— У нас распорядитель средств – территориальное управление судовой государственной администрации в Одесской области. Когда мы обращаемся к ним, а это происходит регулярно, нам говорят, что в бюджете нет средств. Нет финансирования. Периодически, раз-два в месяц, к нам поступает очень лимитированное число марок и конвертов. Что мы отправили, то мы можем рассматривать. А другие дела лежат.

-А нельзя ли, для ускорения процесса, практиковать «медицинский» вариант, когда пациент, чтобы получить укол, приходит со своим шприцом, ватой и спиртом?..

— Это категорически не допускается законодательством, потому что это может расцениваться как коррупция. Суд не может принимать какую бы то ни было благотворительную помощь.

Правосудие – дорогое удовольствие

-Однако вернемся к нашей реформе. Рассмотрим третий вариант – оставить Ренийский районный суд в том формате, в котором он работает, переименовав его в суд Ренийской громады.

— Это наиболее оптимальный вариант. На последней сессии Ренийского городского совета я выступил перед депутатами, которые представляют интересы громады, рассказал о трех предполагаемых вариантах, и они также пришли к выводу, что оптимальным было бы сохранить в Ренийской громаде суд. Думаю, те, кто проводят реформы, должны считаться с позицией громады.

-А в этом случае, простите, какова цена вопроса? Громада должна будет взять на себя, например, расходы по содержанию здания суда?

— Ни в коем случае. Суд – это государственная структура, его финансирование может осуществляться только из государственного бюджета. И только при этом условии он может быть независимым.

-Константин Валериевич, когда я читаю рассуждения наших многочисленных теоретиков о судебной реформе, то ключевое слово у них – доступность. Доступность к услугам суда для «пересичних громадян»…

— В ответ приведу всего одну цифру: минимальный судебный сбор составляет 908 гривен. Эти деньги гражданин должен заплатить при подаче иска. В ходе судебного процесса возникают другие финансовые вопросы. Например, если по цивильному судебному процессу необходимо назначить экспертизу, то она оплачивается за счет истца.

-А ведь еще услуги адвоката… Да, обращаться в суд – это действительно очень дорогое удовольствие. Кстати, а по каким вопросам жители Ренийской громады обращаются в суд чаще всего?

— По земельным и имущественным вопросам. Сейчас, когда стартует земельная реформа, количество исков возрастет многократно. Именно поэтому, если речь идет о реформировании судов первой инстанции, к этому надо подойти взвешенно, продуманно, ответственно.
 

 

Антонина БОНДАРЕВА

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *